Блогеры, политологи, предатели, вырусь...

0 Просмотры
Издатель
Меня назвали «православным блогером», но я не блогер. Блогерство – это трепология, это суждение некомпетентного лица обо всем на свете. И некомпетентность оказывается конкурентным преимуществом: невежда близок по состоянию своего ума к подавляющему большинству, которое точно знает, как должно быть устроено государство, что такое справедливость и как надо играть в футбол. Думает, что знает. Но не знает на самом деле ничего.
Сократ сказал: «Я знаю, что я ничего не знаю». Реже вспоминают продолжение его мысли: «А другие и этого не знают». Сократ знал, что его знания в сравнении с непознанным – ничтожны. А вот ничтожества совершенно уверены, что они знают все, что им нужно, а что им не нужно, то и знать не следует.
Мне лично не нужна та аудитория, которую ищет блогер. Не раз мне доводилось говорить, что я ищу не публику, а соратников и единомышленников.
Прежде, когда еще журналисты иногда искали компетентных мнений, меня называли политологом. Но теперь уже окончательно политолог – это журналист, который думает, что о политике знает все, и ему уже не нужно никакое компетентное мнение. А я, скорее, политический философ и в какой-то мере все еще политик.
Неуспех России означает и мой неуспех – и как ученого, и как политика. Я не собираюсь делать себе карьеры или обеспечивать популярность, смакуя эти неудачи. И я хочу успеха России, который непременно и мои замысле воплотит в жизнь и сменит черную полосу на белую. Если Господь так управит.
Иногда меня упрекают, что я со всеми ссорюсь и остаюсь один. Это не так. Обычно все это пишут совершенно одинокие люди, которые почему-то предполагают обо мне то, что стряслось с ними самими. У меня есть соратники и единомышленники. Очень мало, совершенно недостаточно, чтобы вернуть русских в Россию, вернуть русским русское достоинство и отбросить бессмысленное и постыдное «россиянство». А у тех, кто меня упрекает, порой, вообще нет ничего, потому что они – сторонние наблюдатели.
Это не ссоры в песочнице, когда под русский национализм подделывается антигосударственные настроения - анархизм, субкультурщина, сепаратизм. Эти люди для меня неприемлемы, потому что наносят ущерб Русскому движению и России.
Даже когда ты с открытой душой идешь навстречу человеку, проявляешь к нему уважение, поддерживаешь его словом и делом, это не значит, что он не отплатит тебе ударом в спину. «Заклятые друзья» доноси-ли на нас полицаям в 2012, новая генерация «заклятых друзей» предала нас в 2018-2019, променяв не только сложившуюся коалицию, но и личную дружбу, на альянс с «красной сволочью».
Политикой мне пришлось заниматься – так уж сложилась судьба. Я этого не хотел, но так вышло. И в политике я не представляю иного похода, кроме того, который есть в науке – только честная оценка того, что очевидно и требует просто правдивого оформления. Как политик и ученый я могу ошибаться, и это вполне естественно.
Научное творчество происходит в одиночестве, но все же требует публичного возвещения о его результатах. Написанная книга требует тиража, тираж – читателя, который готов потратить на покупку книги какую-то сумму. Поэтому одиночество – одно, но не единственное из искомых мной состояний.
Теперь мне уже не хочется выступать – все, в чем хотелось бы найти понимания, уже сказано. А ученый не должен повторяться – это удел преподавателя, просветителя. Необходимость где-то выступить уже вызывает все усиливающееся раздражение.
С какого-то момента человек должен воспользоваться правом на забвение. Потому что только Богу известно, зачем он живет, и насколько ценны его мысли и деяния. Устранение из общественной жизни должно произойти в любом случае. И лучше, чтобы это случилось не тогда, когда уважение публики переходит в раздражение, а когда тебя еще хотят слышать, а ты уже не хочешь говорить. И для меня этот момент стремительно приближается. Вряд ли он отстоит от сегодняшнего момента далее, чем на 5-7 лет. Есть время для объятий, и есть время, когда следует уклоняться от объятий. Уклонение должно на-ступить, чтобы не превратить остаток своей жизни в бессмыслицу. Признание твоих за-слуг – не твое дело. И, сколько бы ты не стремился к этому, все будет решено не тобой. Поэтому от зряшной суеты надо ускользать, а в какой-то момент и вовсе разрывать связи, которые обременяют тобой других.
Слава Богу за все! В этом – позитивная самооценка судьбы, которая с годами становится все яснее, и ее уже невозможно изменить. Возраст, который начинается с 60-65 лет, предназначен для этого, а вовсе не для честолюбия и не для поисков публики и аудитории.
Мне еще нужны соратники, но уже точно не нужна аудитория. Поэтому я не блогер и не политолог. И скоро перестану быть политиком (что не удивительно в стране, где политика запрещена). Но ученым я останусь до конца своих дней, и творческих планов у меня очень много. В конце концов, любой из нас остается наедине с Богом, перед которым держать ответ за всю свою жизнь. И… Будет новое Небо и Новая земля. Душа бессмертна.
Категория
приключения
Комментариев нет.